Assassin's Creed: Abstergo Inc.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Assassin's Creed: Abstergo Inc. » Игра » Добро пожаловать, малыш [Edward Kenway, Tessa Kenway]


Добро пожаловать, малыш [Edward Kenway, Tessa Kenway]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://i7.pixs.ru/storage/8/0/9/ctvtqyrfpn_2688701_9076809.png
photo by tumblr, processed by me
- Место.
Англия, Лондон, семейный дом на площади Королевы Анны
- Время.
4 декабря 1725 год
- Описание.
Cпокойная размерная семейная жизнь иногда может всколыхнуться буйством самых различных эмоций, когда после долгих и мучительно напряженных месяцев ожидания, наконец-то происходит чудо. В чете Кенуэев долгожданное пополнение, осталось лишь узнать, какова будет реакция самого отца на появление наследника.
- Очередь.
Tessa, Edward

Отредактировано Tessa Kenway (2013-11-13 23:44:17)

0

2

Сколько времени прошло? Час? Два? Четыре?
Сейчас весь мир потерял свои краски, расплываясь красными кругами на фоне черной пелены. Почему никто не предупредил, что это так сложно? Почему никто не предостерёг, что это так страшно? Почему никто не шепчет успокаивающих слов?
- Где Эдвард? – каждый слог давался с огромным трудом. Во рту пересохло так, что даже слюна казалось вязкой, тягучей и совершенно бесполезной, оставляя лишь неприятное удушливое ощущение в горле. Над верхней губой уже набухла испарина, ставшая временным спасением для сухого и шершавого языка, но видимого облегчения эта влага так и не принесла. Дыхание было неровным, сбивчивым, порывистым; к коже прилипла влажная от пота ночная сорочка, но тело продолжало гореть. По лицу уже градинками скатывались капли пота, а к щекам прилипли прядки волос, когда заботливой рукой ко лбу была приложен смоченный чуть теплой водой компресс. Он принес облегчение на некоторое время, поэтому Тесса смогла наконец-то сфокусировать взгляд на служанке.
- Где…Эдвард? – словно магическое заклинание прохрипела она, стискивая зубы от новой резкой волны боли. Ладони судорожно вцепились в белую простынь, но этого действия не хватило, чтобы унять боль – Тесс откинулась на мягкие подушки, а перед глазами вновь потемнело.
Всего несколько часов назад молодая Кенуэй спокойно пила горячий чай в мягком большом кресле, укутанная теплым пледом в гостиной комнате перед камином, и поглядывала на мерное потрескивание огня. За окном была лютая стужа, и даже можно было предположить, что назревала метель, судя по тому, как сильно завывал ветер и раскачивались голые деревья во дворе. Мужа дома не было, поэтому аристократка испытывала лишь ревностную острую нехватку его внимания; она давно привыкла не переживать за мужчину, так как это было совершенно ненужным. Эдвард - искусный воин, под его командованием был целый корабль, да и в принципе этот морской волк был практически неуловим. Вернее, нынешняя жена Кенуэя была в этом абсолютно уверенна. Уже второй день подряд она испытывала легкий дискомфорт внизу живота, а поскольку из советчиц была только служанка Сара, Тесса пришла к выводу, что беспокоиться не о чем, а эта опоясывающая боль, отдающая в поясницу - вполне нормальное явление. И это неудивительно, ведь живот у неё был просто огромный.
Поставив чашку чая на небольшой рядом стоящий столик, женщина положила руки на круглый живот, ласково поглаживая его. Её нежная улыбка и чуть задумчивый взгляд были устремлены вниз туда, где ждала своего часа новая жизнь.
- Привет, малыш, - она шептала чуть слышно, проводя рукой по округлости живота. – Мы ждём тебя. И уже очень сильно любим.
Почему-то Тесс была абсолютно уверена в том, что это будет мальчик. Служанка же лишь кивала головой, да поговаривала о материнском сердце, которое не обманешь, суетливо поправляя каждый раз теплую накидку аристократки. Мысли о том, как Эдвард обрадуется сыну, грели душу молодой матери до тех пор, пока всё её нутро не свело резкой болью.
- Тише, крошка… - сдавленно выдохнула девушка, напрягаясь всем телом. Стоило признаться, что ощущение было не из приятных, учитывая тот факт, что ранее такого не приключалось. Неожиданно стало слишком тяжело подниматься с кресла самостоятельно, и Тесса приложила уйму усилий, чтобы встать на трясущиеся ноги. Всё тело охватило пламя.
- Сара! Сара, скорее! – страх начал сковывать движения и самым наглейшим образом красть воздух из легких. Кенуэй интуитивно начала дышать чаще, когда вдалеке послышался потом детских ножек...
Помимо служанки в доме ещё была маленькая Дженни, дочь Эдварда, которая примчалась на крик мачехи быстрее Сары. Глаза девочки округлились от ужаса, когда она увидела мачеху едва стоящую на ногах. Малышка сжала ладошки в кулачки, смело бросая вызов своему страху и ожидая хоть каких-то указаний от Тессы. Такому героизму позавидовала сама женщина, старательно выдавливая из себя ласковую улыбку.
- Дженни, найди Сару пожалуйста, пускай она… - резкая боль вынудила девушку стиснуть зубы и чуть согнуться. Господи, неужели это началось? Неужели совсем скоро она сможет держать на руках своего ребенка? Своё чадо, своего маленького ребеночка? Иногда матери думают весьма однобоко. 
- Пусть Сара срочно поднимется в спальню,  - выпрямляясь закончила она, держась одной рукой за живот, а другой опираясь на спинку кресла. Ей нельзя было показывать страха перед маленькой падчерицей, чтобы не пугать девочку еще сильнее. Кажется Дженни немного подуспокоилась, потому что кивнув головой, она тут же развернулась и громко потопая побежала на поиски служанки. Лишь теперь молодая Кенуэй дала волю своим чувствам: она громко застонала, снова сгибаясь от тяжести и боли внизу живота, пытаясь не заплакать от страха и какого-то накатывающего её отчаяния. Где же пропадает Эд...? Она пошатнулась назад, задевая бедром столик, который стремительно начал падаь вниз. Черепки разбившейся чашки задорно отскакивали от лакированного деревянного покрытия, разлетаясь во разные стороны. Но на тот момент Тессе было совершенно плевать на дорогую фарфоровую посуду.
- «Нет-нет-нет, пожалуйста, нет!» - совладать с эмоциями было очень сложно, аристократкой овладевала паника, безудержная злоба на Эдварда, который сейчас не может подать ей свою руку, крепко обнять, помочь справится с этим жутким страхом, от которого на ногах стоять невозможно. Или они подкашиваются от начавшихся схваток?
Рядом уже каким-то чудом оказалась Сара, подхватившая оседающую на пол хозяйку, под руку.
- «Где тебя черти носят, Кенуэй?!» - хотелось крикнуть во всё горло, но вместо связных слов аристократка закусила губу до крови, вскрикивая от очередной волны боли. Служанка почти тащила на себе в миг ослабшую женщину, и каждая ступенька была непосильным препятствием для девушки.
Как она добралась уже до самой кровати, как залезла на нее - она уже толком не помнила. Схватки стали учащаться, забирая последние силы у измученной роженицы, поэтому в редкие мгновения «затишья» жена Эдварда обессиленно падала на подушки, проваливаясь в беспамятство. Затем боль возвращала её к реальности. Снова. И снова. Страшно. Грудь Кенуэй тяжело поднималась и опускалась, было видно, что девушке не хватает воздуха, да и в спальне стояла жуткая духота.
- «Откройте окно», - чуть ли не молилась она, с трудом приоткрывая веки, словно наполненные свинцом. – «Дайте мне Кенуэя».
Сложно было сказать, сколько времени прошло: для Тессы оно и вовсе потеряло всякое значение, ведь каждая минута для неё тянулась словно час. Она не знала, куда ей деться от этой боли, не знала, что ей делать с этим огнем, охватившим всё её тело, не знала сможет ли вообще всё выдержать эти страшные муки. Признаться, она и думать-то сейчас с трудом могла, и единственное, что беспокоило роженицу на данный момент – когда всё это закончится. И даже плохо у неё получалось представить, что она вот-вот станет счастливой матерью, плохо получалось представить радостное лицо отца. До слуха изредка доносилось квохтанье Сары, которая сама решила принять роды у аристократки, но Тесс совершенно не разбирала слов. Кажется, ей сказали тужиться? И как только другие женщины соглашаются на такое снова? Сумасшедшие.
Дом на площади Королевы Анны разорвал истошный крик, который тут же перерос в рыдание. Какую-то жутковатую атмосферу пронзил возмущенный детский плач, но вряд ли хоть кто-то из случайных прохожих смог услышать хотя бы писк – на улице поднялась метель, весело разметая снег по и без того заснеженным дорогам. А радоваться действительно было чему.

+1

3

…Это было обычное пасмурное утро обычного буднего зимнего дня. С самого вечера прошлого дня на небо начали наползать тяжелые снеговые тучи, сулящие отличную вьюгу, учитывая сильный завывающий ветер, но за ночь небо не разродилось плодотворными снежными хлопьями, поэтому оно висело над самыми крышами домов, что, конечно, не прибавляло радужного настроения. И именно в такое обычное утро, в одном самом обычном городе, на самой обычной улице, в самом обычном доме.. Хорошо, не в самое обычное утро, не в самом обычном городе, не на самой обычной улице и уж тем более в доме не самой обычной семьи, будущий отец, ничего не говоря своей жене и дочке, слинял из дома.
Знаете, не смотря на то, что у него уже было кровное дитя, опыта в подобных делах у него накопилось немного, как правило, всё время, что его первая жена была беременна, он мало времени проводил дома. С того времени в нём практически ничего не изменилось, за исключением моральных ценностей. Он как можно чаще оставался дома: не смотря на весь свой неукротимый нрав, эгоизм Эдварда при совместной жизни с Тессой неисправимо пострадал. чувство собственности возросло в несколько раз, а следовательно инстинкт самосохранения распространялся не только на его собственную шкуру, но и на его возлюбленную.
Впрочем, это нисколько не мешало ему делать вылазки в свет с целью посетить ближайший трактир или выполнить контракт на убийство очередного тамплиера.
В этот раз тоже ничего не препятствовало выйти из дома. И прекрасным зимним вечером, возвращаясь с небольшой прогулки, подробности которой лучше не знать, Эдвард услышал крик. За короткие пару мгновений Кенуэй успел продумать все, от конца света, который случился именно в их доме, до наемных убийц из Ватикана. Про беременность, к слову, на тот момент он даже не вспомнил, больше беспокоясь за безопасность будущей матери его ребёнка.
Итак, утвердившись во мнении, что это убийцы, ассасин ворвался на второй этаж, вооружённый до зубов вынося ногой дверь и  доставая пистолеты, но его ждал отнюдь не тот сюрприз, к которому он готовился и морально, и физически, ведь всё оказалось намного хуже: если он прекрасно знал, что делать с покушающимися на жизнь Тессы или любого другого члена семьи и мог спокойно предотвратить нападение, то в данной ситуации он был не более чем беспомощен. Впрочем, это отнюдь не значит, что он безжизненным столбом застыл на месте, как вкопанный - напротив, заметив, что рядом с женой крутится служанка, он, не долго размышляя над дальнейшими действиями, отбросил оружие, с которым обычно он никогда не расстаётся, в сторону и мгновенно преодолел тяжёлый путь от порога до них двоих. Именно сейчас казалось, что стоять за штурвалом и управлять кораблём было намного легче.
Неуверенный, что сейчас стоит трогать жену, мужчина схватил Сару, встряхивая ее и крича:
- С ней все в порядке?
Но девушка, видимо находящаяся в шоке, что ее так бесцеремонно оторвали от занятия, испуганно молчит, распахнув глаза, заставляя Эдварда вновь сорваться на крик, но уже более громкий и, кажется, сам ассасин был немного разозлённый, что не получил ответа от прислуги тот час же.
- Сара, отвечай!
Но та лишь пробубнила себе что-то под нос и, как только была выпущена из тисков блондина, вернулась к Тессе - всё-таки той требовалась помощь намного больше, чем ответ пирату. По крайней мере, на данный момент. Мужчина глубоко вздохнул - только и всего, но теперь обращаясь к Дженни с просьбой заткнуть уши. И не из-за криков жены, а из-за потока целого набора нецензурных выражений, которые то и дело вырывались из его уст - он действительно был в замешательстве, не зная, как себя вести и что делать, но он доверял Саре, предоставляя ей возможность принимать роды дальше и не вмешиваясь.
Прошло не больше десяти минут, а Эдвард Кенуэй мерил шагами помещение уже в сотый раз, отмечая про себя, что выбитая им дверь немедленно нуждается в починке, но все равно не мог успокоиться. Да и как же тут успокоишься, когда твоя жена рожает, так еще, похоже, и раньше срока. Никакие убеждения Сары и просьбы Дженни хоть немного остыть не давали и малейшего эффекта, а только еще больше заставляли будущего папашу нервничать. От незнания, куда деть все свое нервное напряжение пират даже начал разрабатывать тактику прохождения боя, используя все имеющееся в доме хозяйственное оборудования, не забывая включить в список "оружия" швабру.
Как же мучительно ожидание. Те месяцы, что его избранница вынашивала будущего наследника семьи (во всяком случае, им обоим этого хотелось), казалось, прошли быстрее того совсем незначительного времени.
- Если с Тессой что-нибудь случиться, отвечать будешь жизнью, - как уже говорилось, он целиком и полностью доверял служанке: та на удивление была покладистой и никогда не давала повода усомниться в себе, а значит и здоровью его жене почти на сто процентов ничего не угрожало. К тому же звать врача уже поздно, а вести роженицу куда-то и подавно. Оставалось только верить, что Сара справиться со своей задачей, во всяком случае, у неё нет права на ошибку.
Посчитав, что юной девочке не нужно наблюдать подобного зрелища, он отправил Дженни вниз в приказном тоне, ко всему прочему, та, если честно, выглядела от увиденного слегка испуганной, да и мала она была для таких "представлений". Сам мужчина умудрялся во время передвижения по комнате не спускать с Тессы глаз, в конце концов вообще остановившись возле кровати и присев на колени, аккуратно взял её ладонь в свою руку. Чёрт, как же было невыносимо видеть её мучений - в какой-то момент он даже засомневался, так ли сильно ему хочется этого ребёнка, ведь любимая женщина проходит сейчас не самое лёгкое испытание в своей жизни и вряд ли пребывает от этого в эйфории.
Не подумайте, он действительно хотел появления дитя на свет. Это был плод его стараний, который в будущем обязательно должен вызывать у отца гордость, и Кенуэй ничуть не сомневался, что всё именно так и будет. Пират, конечно, не был одним из тех, кто любил загадывать наперёд, но в одном он был уверен точно - этот ребёнок будет не менее желанным, чем дочь от первого, пускай и не удачного, брака. По правде, он нисколько не сожалел из-за случившегося в прошлом. Главное, что бывшая Стивенсон-Оукли ныне носящая фамилию Кенуэй приняла Дженни, как родную.
На просьбы Сары не мешаться и не стоять над душой реакций было по нулям. Эдвард, конечно, отошёл, но по собственному желанию, когда стал замечать, что его присутствие в такой близости несколько осложняет ситуацию. Наверное, поэтому-то будущих отцов до момента рождения ребёнка и близко не подпускают к будущим матерям, заставляя выжидать в другой комнате. А вьюга тем временем усиливалась, но только ассасина она не волновала совсем: закрыть наглухо все ставни их особняка не составляло для него тяжёлого труда.

+1

4

Никакие тяготы этих несколько часовых испытаний не смогли заглушить любопытство молодой матери. Заливаясь слезами, Тесса с легким трепетом смиренно ждала знакомства со своим крохой, совершенно не обращая внимания на мучительную ломку во всём теле. Сидя в неудобной для себя позе, девушка чуть приподнялась на локте, чтобы хоть украдкой, краешком глаза, взглянуть на маленького крикуна, который то и дело возмущенно подёргивал крошечными кулачками, будучи на руках у повитухи.
На короткий миг жена Кенуэя просто перестала дышать – этого момента она ждала слишком долго, а теперь, когда настал час знакомства, Тесса боялась упустить хотя бы мельчайшую деталь. И даже дыхание могло в чем-то помешать.
- Мальчик, - торжественно произнесла служанка, оглядываясь назад, и очень осторожно прижимала к себе ребёнка в белой простыне. Лишь сейчас молодая мать заметила своего возлюбленного мужа. Никогда прежде она не видела его столь бледным и напряженным, словно он сейчас решал вопрос жизни и смерти всей своей команды. Пират определённо нервничал, о чём говорили его нахмуренные брови и плотно сжатые губы. Тесс была бесконечно счастлива, что муж был сейчас рядом с ней, в такой ответственный для них обоих момент, но невольно её кольнуло чувство стыда и вины, что Эд видит свою жену в таком ужасном, непристойном и непривлекательном состоянии. К размышлению об этом она вернётся чуть позже.
Сейчас она наконец-то таки увидела своего мальчика: маленького, с чуть сморщенной розовой кожей, громко плачущий, но крепенький и здоровый. Протягивая к сыну трясущиеся руки, Кенуэй расплакалась окончательно, пытаясь не всхлипывать слишком громко. Сара тут же оживилась, подходя к молодой матери с бесценной ношей на руках. Почти пугливо коснувшись младенца кончиками пальцев, Тесса вдруг поняла, что уже никогда не захочет отпускать ребёнка из своих рук. Крайне осторожно, борясь с нетерпением и легкой ревностью от того, что сына держит чужая женщина, жена пирата взяла своего ребёнка на руки. С бесконечной любовью разглядывая крошку, Тесс поблагодарила Бога за свершившееся чудо, всё ещё продолжая плакать. Сынок вдруг начал успокаиваться, и безумно счастливая девушка подняла взгляд на мужа.
- Сынок. У тебя родился сынок, - произнесла она полушепотом из-за охрипшего голоса, не зная как ещё может передать Эдварду своё бесконечное счастье. Но ему и не нужно было лишних слов, ведь он разделял это счастье вместе с женой.
Была бы на то воля Тессы, то она бы продлила этот миг навечно. Да, она была вымотана, но разве может что-то сравниться с этим непередаваемым чувством, когда ты держишь на руках своего родного ребёнка? Разве может что-то сравниться с этим торжественным моментом, когда ТЫ даришь новому человечку жизнь? И никакая боль и тяготы этой жизни не смогут затмить этого лучика надежды, веры и любви.

+1

5

Сбившись со счёту, сколько раз по периметру он обошел комнату, Эдвард, кажется, не услышал торжественного вердикта Сары о рождении сына. С диким желание вооружиться бутылкой рома в одной руке, пивом в другой, мужчина то и дело продолжал нарезать круги - удивительным оставалось только то, как от непрерывных тяжёлых шагов деревянные полы всё ещё не обвалились, словно чудом выдерживая нагрузку.
С небес на землю блондина вернул детский плач. Кенуэй мигом "протрезвел", быстро двинувшись в сторону молодой матери, которая, казалось бы, только что прошла не самую безболезненную пытку, но буквально в считанные секунды, держа новорождённое на руках, плакала уже не столько от боли, сколько от счастья. По правде, Эдвард первым протянул руки к новому члену семьи, но не успев перехватить его с рук служанки, ему пока оставалось только наблюдать со стороны за тем, с какими любовью и трепетом Тесса прижимала их дитя к себе.
- Сынок. У тебя родился сынок, - вдруг послышался тихий, слегка охрипший голос жены. Как бы банальным это сейчас не прозвучало, слова перевернули чуть ли не весь его мир - в семье теперь есть прямой наследник, на появлении которого они так надеялись. Более того, мужчина был полностью уверен в том, что судьба наградит чету Кенуэев именно сыном, который в будущем продолжит их род. Несмотря на то, что во взгляде дважды отца была такая нежность, такое умиление и, конечно же, гордость, почему-то становилось страшно. Игнорировался и тот факт, что он - легендарный и бесстрашный пират, покорявший моря и океаны. Впрочем, зрелище было поистине завораживающим, и жена для Эдварда казалась сейчас прекрасней всех вместе взятых красавиц Англии. Нет, не так. Именно сейчас он понял, что она такой была, есть и будет всегда.
Ассасин покачнулся на ногах (он честно не взял в рот и глотка градусных напитков, с нетерпением выжидая появления пусть и не первенца, но всё-таки их ребёнка), понимая, что от свалившегося на голову счастья всё же лучше присесть. Через пару секунд он уже покоился на самом краю кровати, смотря на сына. Немного ревниво, но старший Кенуэй обнял их обоих, с чувством, но аккуратно, чтобы явственно чувствовалось, что он переживает и всё-таки признал, что мальчику Тесса физически нужнее. К слову, та самая ревность проснулась в нём совершенно неожиданно, когда в голову вдруг закралась вполне логичная мысль о том, что внимания сыну будет перепадать куда больше.
Стараясь сдерживать себя от неуместных фраз, подобных этой: "ой, гляди, у него и брови уже есть, а где же зубы?", мужчина всё-таки подал голос. С его губ слетело совсем тихое "спасибо", но он был уверен - этого достаточно, чтобы жена смогла услышать благодарность, казалось бы, настолько искреннюю, какой от алчного пирата слышали немногие, а если быть совсем точным, как в математических вычислениях - такого не случалось никогда до этого самого момента.
- Хэйтем, - вдруг отрезал он, немного отстраняясь от них и одаряя совсем крошечный свёрток серьёзным взглядом, а затем с некоторой осторожностью и вовсе беря его в свои руки, - тебя будут звать Хэйтем, - обратившись к сыну и невесомо коснувшись губами виска Тессы, он вновь плотно прижал её к груди. Сегодня Эдвард может позволить себе слабость показать себя с совершенно другой стороны, и ему было абсолютно наплевать на свои уже давно устоявшиеся принципы.
В конце концов, глава семьи пусть и был суров, невнимателен и иже с этими не самыми лучшими качествами многое другое, но являлся далеко не бездушным животным, которому хотелось удовлетворять лишь свои желания и потребности.
В конце концов, он любит эту женщину.

+1

6

Тесса испытывала острое, немного ревностное, чувство гордости. Ведь именно она, его вторая жена, родила Эдварду Кенуэю наследника. Для женщины, которая простыми словами не сможет передать свою любовь и супружеское благоговение перед мужчиной, взявшим на себя смелость и ответственность покровительствовать над ней – не было большей радости, чем подарить ему сына. Тем более что ассасин так ждал мальчика…
Весь мир сейчас кружился только лишь вокруг малыша и её самой; жена Эдварда не видела больше ничего вокруг, не обращала внимания и на мужа некоторое время, и на служанку. Она с трепетом прижимала своего ребёнка к груди, пришептывая какие-то нежные слова любви и мурлыча себе под нос уже какую-то незатейливую, очень мягкую мелодию. Малыш перестал плакать, услышав голос и взволнованный радостный стук сердца родной матери, почувствовал её мягкие, заботливые руки. Тесс не торопилась, позволяя ребёнку отдохнуть после тяжелого появления на Свет. Как только глазки сыночка спокойно прикрылись, молодая мать позволила себе обратиться к мужу.
Сказанная ею фраза про сына, казалось, перевернула всё в мужчине. Этот бесстрашный пират, грозный противник и развратник в одно мгновение стал самым простым человеком. Весь мир Эдварда сейчас сузился лишь до них троих: он, она и сын. Такой нежности Тесса в нём никогда прежде не видела, да и не надеялась как-то увидеть, если честно. Муж очень медленно и осторожно присел на край кровати, не сводя внимательного, задумчивого взгляда с малыша. Интересно, о чём он думает? Какую судьбу он представляет для своего сына? Что заботит его сейчас? Это, наверное, навсегда останется для бывшей Стивенсон-Оукли загадкой. Но объятия мужа развеяли все сомнения, точно солнечный луч разгоняет на небе серые тучи. По возможности девушка попыталась чуть приобнять Эдварда в ответ.
Едва слышное «спасибо», сказано столь тихо и столь искренне – было бесценным сокровищем. Лишь в этом одном-единственном слове жена ассасина услышала всё мысли и чувства любимого мужа. Вот-вот и она снова расплачется, хотя Тессу нельзя назвать безвольной или слабохарактерной истеричкой. Просто сейчас…Просто сейчас был особенно важный момент в её жизни.
- Хэйтем, - неожиданно резко произнес мужчина, вернувшись в нормальное сидячее положение. Взгляд его серьезных глаз был устремлён на сына, затем он протянул руки, желая подержать ребёнка ну руках. Девушка помедлила с мгновения, не желая расставаться с мальчиком так скоро, но пересилила себя. Эд осторожно взял сына, твердо заявляя. - тебя будут звать Хэйтем.
- «Хейтем? Хейтем Кенуэй,» - точно бы мысленно пробуя на вкус это слово, Тесс прикрыла глаза, а затем с ласковой улыбкой ответила Эдварду:
- Мне нравится, - на его нежный поцелуй в висок она ответила сладким прикосновением к его губам. Никто и когда не узнает этой маленькой вольности пирата: лишь одной его жене будет доступна эта сокровенность и любовный трепет перед семьёй.
Она забрала Хейтема, который уже начал потихоньку капризничать, обратно к себе, конец-то решившись накормить его.
- Отвернись, - неожиданно произнесла она мужу, явно смутившись того, что ей предстоит оголить грудь. Не дожидаясь ответной реакции, молодая мать лишь расплылась в счастливой улыбке, прижимая ребёнка к себе. Уже через несколько мгновений сын стал причмокивать.
- Эдвард, - тихо позвала Теса мужчину. – С тебя подарок.
Она говорила в шутку, готовая рассмеяться, если бы не боялась испугать новорожденного младенца. Она подняла взгляд от ребенка на Кенуэя, задорно улыбаясь. Конечно, никакого подарка она не требовала, не ждала, но хорошее настроение и такая усталость располагают к капризам.

0


Вы здесь » Assassin's Creed: Abstergo Inc. » Игра » Добро пожаловать, малыш [Edward Kenway, Tessa Kenway]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC