Assassin's Creed: Abstergo Inc.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Assassin's Creed: Abstergo Inc. » Игра » Nid aur yw popeth melyn [Kidd, Thatch]


Nid aur yw popeth melyn [Kidd, Thatch]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

- Место.
Отправная точка - Нассау, а там куда нелегкая заведет.
- Время.
ЗВП. 1716 или около того.
- Описание.

Спойлерз алёрт.
Edward Thatch написал(а):

План такой:
1. Мы строим план захвата работорговца.
2. Мы атакуем работорговца.
3. Мы обнаруживаем Мудреца вместо кучи рабов.
4. Он с███████т на остров.
5. Тщетные попытки поймать его приводят нас на Ямайку.

- Очередь.
Джеймс Кидд, Эдвард Тэтч.

0

2

В Нассау всегда жарко. А если кто-то скажет иное - значит, он не был в этом городе и близко. Гоните в шею этого лживого подонка!
Нет, тут бывают и дожди, и штормит - острова-таки, чего с них взять. Но жаре это обычно не мешает. Такие вот дела.
Ну а ещё город выступает своеобразной столицей Пиратской Республики. Но этого не знает только ленивый.
So, yeah.
Джеймс Кидд - или, как некоторые умудрялись выделиться, Джим, - просиживал свои штанишки близко к берегу. Вот так вот сидел, использовав прибрежный камень как опору для спины и глядел - то на океан, то на ремонтируемую работягами его собственную шхуну. Кораблик у него был отнюдь незавидный - во всяком случае, не каждый ожидал от пирата с таким известным в известных кругах именем такой... простоты? Всего лишь шхуна? Как же так получилось? Возможно, тут какая-то тайна? Но напрямую никто особо не спрашивал, а почему так, а не иначе, поэтому оставим потрепанную недавним штормом шхуну в покое.
Собственно, Нассау лениво просыпалось. Конечно, самыми непробудными и поздними были те, кто подолгу висел в тавернах - а это, учитывая положение острова, чаще всего были чернофлажники, которые накануне оттяпали приличный куш. Или наоборот, ничего не оттяпали. Повод всегда найдется. Более приземленные и склонные к упорядоченному образу жизни (были ведь и такие, нет?) уже давненько были на ногах.
Кидд поднял имеющуюся при нем бутылку - с ромом ли, с элем, какая, к черту разница? - приветствуя какого-то проносящегося мимо его сиделища (как лежбище, только сиделище) морячка, который не поленился выразить свое приветствие. Бутылка, которая чаще была лишь для вида, вновь была поставлена в углубление в песке.
Если говорить по-хорошему, то Мэри не любила вот такие периоды "застоя", когда ни пиратская братия, ни ассасинская ничего не могли ей предложить. С другой стороны, когда обе братии активизировались одновременно, тоже было не очень удобно, но лучше быть загруженным по самые уши, чем сидеть и смотреть на горизонт. Говорят, конечно, что на воду, огонь и что-то там ещё можно смотреть вечно, но ей казалось, что как-то эти занятия слишком расточительны по отношению к вечности. Слишком непродуктивно уж. И это тогда, когда можно что-нибудь сделать. Например, мир лучше! Ну... или хотя бы сделать то, что, по твоему скромному, приблизит тебя и других к улучшению мира.
К тому же затишье ордена настораживало - ибо после того, как некто Кенуэй спутал им все карты, да нарушил равновесие сил двух вечно воющих орденов, делишек-то было невпроворот. Это могло означать только то, что ребятки в капюшонах приблизились к чему-то очень весомому и действовать нужно было семь раз отмерявши. Ну, опять же по той самой причине со спутанными картами. Затишье перед бурей. А там уж видно будет, насколько серьёзна эта буря.
Кто-то поинтересовался у Джима, где можно найти Хорниголда. Да черт его знает, где его черти носят. Вот ведь любят задать какой-нибудь глупый вопрос, ну. Ну да, Джеймс Кидд, ля-ля, тополя, и что? Не нянька же. Хорниголд взрослый мальчик.
Но, говоря откровенно, Кидду и самому хотелось знать. Пираты в это время особо активничали и очень серьёзно шевелились, нагоняя страху на флоты всех государств, что имели доступ к океану. Особенно те, пути которых лежали через Карибский бассейн. И это сложившееся положение увеличивало шансы на то, что пираты могут ненароком узнать то, что интересно ордену. Да и, в конце концов, может, кто-нибудь из них прослышал о каком-нибудь работорговце. Это было бы хотя бы каким-то развлечением.
Хотя, пожалуй, "развлечение" слишком легкомысленное слово, чтобы его употребляла Мэри, касаемо такого тонкого и благородного дела, как освобождение рабов. Это поправит демографическую ситуацию в развеселой пиратской республике, как минимум. Да и орден бы одобрил. За всеми работорговцами, конечно, не угнаться, и всех не освободить никогда, но это ведь не значит, что нужно на все закрыть глаза.
В общем, ситуация складывалась настолько уныло, что оставалось-то только и ждать. Не идти же их будить, в конце концов.
Брига, что принадлежал главному виновнику торжества и всего такого, не было видно. Что ж, он же большой страшный пират, с чего бы ему сидеть на одном месте. И если с одной стороны это успокаивало, то с другой - чуть более чем настораживало. То есть, после той небольшой головомойки, что Кенуэй заработал её стараниями на Тулуме, до него наверняка что-то дошло. Но насколько сильно? Ей показалось тогда, что не очень. Как был жадным до золота головорезом, так и остался. Может, и впрямь не стоило его выгораживать перед наставником? Но кто бы тогда разгребал всю эту заваренную кашу не лучшего качества? Они сами. Почему бы, в конце концов, не попробовать пробудить чью-нибудь совесть. Ведь где-то же она должна была у него быть.
- А, вот и Хорниголд, - пробормотал себе под нос Кидд, ни к кому, конечно же, не обращаясь, увидев выскочившего на пристань пирата. От тяжких дум о судьбе своего ордена, кредо которого она так прониклась, Мэри даже действительно надпила из имеющейся бутылки. Ей не было слышно, что там кричал бравый пират, но если бы там было что-то действительно серьёзное, то она бы уже давно об этом знала. - Только Тэтча не видать. - Бутылка опять приземлилась на свое "насиженное" место. Мэри почему-то представила, как Тич проводит своеобразный утренний моцион по уходу за бородой. Это, конечно, вряд ли, ибо ain't nobody got time for dat? Но представить все равно было потешно. Рид невольно провела рукой от уха до подбородка, почесав подушечками пальцев ту самую конечную точку-подбородок, будто бы жалея, что у неё такой бородищи нет. Но это, наверное, жарко. Было любопытно, но спрашивать как-то не хотелось. Не горелось желанием, скажем так.
- An'if we drown while we are young,
Way, me Susiana!
It’s better to drown than to wait to be hung,
We’re all bound over the mounten!
- тихо бормотал себе под нос Кидд, приложив ко лбу раскрытую ладонь "козырьком" - от солнца, что кусало глаза, - и рассматривая Хорниголда, который топтался по пристани, махая руками и чему-то возмущаясь.

0

3

Ну до чего же приятное выдалось утро! Жарко, приятно. Весь потеешь, лежа на простынях. За ночь они порядком намокают, натирают кожу, учитывая их качество. Тебя всего искусала чертова мошкара - ночью, потому что это их время, а днем - видимо "для галочки": набиваясь от жары в тесную, темную и прохладную (относительно окружающего мира - тень все-таки) комнатушку, продолжала свою работу, хотя не очень-то и хотелось.
Мириады их ползали по бороде, шляпе и груди распростертого на кровати мужчины. По остальным частям тела ничего не ползало: лицо оккупировали средней величины комнатные мухи, а все ниже груди - сомнительного вида барышня и одеяло, которым она была укрыта. Одна из мух долго ползала по кончику носа, после чего осмелела и приблизилась к отверстому рту, скалившемуся зубами и извергающим жуткие звуки и запах, которому трудно подобрать более мягкую характеристику. Муха наверняка ощущала себя между Сциллой и Харибдой, где первой выступала, без сомнения, кустистая борода мужчины, а второй - это жуткое отверстие на его лице. Но любопытство, которое, как известно, сгубило кошку, не могло обойти вниманием существ рангом пониже. Поэтому муха, очертя голову, кинулась в бездну - то есть, заползла прямо в храпящий рот, отчего оказалась тотчас втянута потоком воздуха.

- А-кха-кха-кха! А-кха! Бл**ь! А-кха! - и тотчас вылетела обратно, равно как с насиженных мест повзлетали и прочие представители фауны.
- Ты меня звал? - промурлыкала рыжая голова, лежащая на ребрах пирата.
- Нет. Ках-кха...чертова муха попала в пасть... - долгое молчание, после которого Тэтч резким движением сбросил с себя и одеяло, и девицу, после чего спустил ноги в сапоги и прямо так, в чем мать родила, направился к тазику, чтобы умыть физиономию.
- Эй! - из складок одеяло показалось недовольное личико, раскрашенное смазанным макияжем, словно оно кукольное. На самом деле мода такая была, парижская.
- Завали хлебало. - огрызнулся Тэтч, зависнув над тазом, словно собирался туда блевануть. Однако, этого не произошло - мускулистая рука протянулась к кувшину, затем Борода наклонил к тазу свою лохматую голову и принялся поливать ее из кувшина сверху, издавая поистине китовое пыхтение.
- Деньги гони. - резко пискнула девка, выбираясь из постели и обернув вокруг тела одеяло. Можно было бы подумать, что она не проститутка, а оскорбленная невинность, в дом которой вломился какой-то дикарь, которого она вовсе и не ждала.
Ответом на такую резкость стал полет кувшина, ударившегося с жалобным звяканьем в стенку возле ее головы.
- Я же просил, заткнись, сука. Башка... - Тэтч ухватился одной ладонью за левую часть мокрого черепа. - ...сейчас взорвется как пороховой погреб! Сколько я вчера выпил?
Не придавшая грубости пирата никакого значения, жрица любви голой стройной ножкой толкнула бутылку, которая одиноко покатилась по полу. Тэтч взглядом проследил ее путь до тех пор, пока она со стуком не ударилась в кучку других бутылей числом не менее дюжины. Если бы Тэтч жил в двадцатом веке и знал медицину, то любой врач сказал бы ему, что учитывая его габариты и такой образ жизни, он не доживет до пенсии, убитый инсультом. Но Тэтч ни о чем таком даже подозревать не мог. Сейчас у него просто болела голова.
Пират, шатаясь, подошел к тумбе, где лежали его штаны и, порывшись в них, вынул несколько монет и бросил их на пол. Не из презрения, а чтобы их было проще найти.
- Рассвет... - прохрипел он, пытаясь сощуренными глазами увидеть что-то за окном.
- Давно наступил. Город просыпается, сладкий.
- Хрррммм...-лишь ответил тот.

Прошло некоторое время - и вот уже сапоги пирата взметали тучи песка, пока он шел по пляжу, не слишком утруждая себя подъемом ног. Внезапно в поле зрения пирата попала субтильная фигурка Кидда, который водрузил свой неавгустейший пиратский зад на камень и потягивал что-то из бутылки. От мысли о спиртном голову Тэтча прострелила очередная вспышка боли. Он издал нечто среднее между рыком и стоном и направился к Кидду с таким видом, как если бы собирался отнять у него деньги или здоровье.
По пути он все-таки отобрал пузырь у какого-то пьянчуги-пирата, сделав это по-ассасински беззвучно, и пошел дальше, опрокинув его в себя полностью - все-таки не придумали от похмелья лучше средства, чем еще немножко выпить.
- Ки-и-ид! - мощная туша пирата навалилась на юношу со спины и волна перегара, убивая все живое на своем пути, устремилась через плечо Джеймса куда-то в сторону прибоя. - Все пьянствуешь, небритый!

+1

4

Казалось бы, после стольких лет жизни с пиратами привыкнуть можно ко всему - к грязище, к их постоянным пьянкам, дурным нравам и зачастую некоторой особого рода невежественности. И так оно и было в случае с Мэри. Она росла мыслями о том, что является мальчиком, чего ж тут удивительного? Но иногда, иной раз, тебя категорически высаживает то, что должно бы считаться особо обычным делом. Например, грозно рычащий голосище Эдварда Тича. То есть, он ведь постоянно гарчал, нет? Так чего же тут эдакого? Ненормального? Пугающего?..
Но, как известно, природа человека такова, что он подчас, сам тому дивясь, пугается самых знакомых вещей. В особенности таких, которых ждет. Ведь Кидд только-только подумал о том, где же находится Тэтч. То есть, Хорниголд выскочил и Джеймс вполне справедливо ожидал появления и второго "управителя" Нассау с минуты на минуту.
Но, возможно, все дело было в том, что Тэтч навалился на Кидда со спины, как рычащая штормовая волна на брег песчаный? Да ещё и не простая волна, а ароматизированная!  Это, если не упоминать преследующую черновласого пирата стайку мух да мошек. Или их родственников. Так или иначе, а мелкие крылатые явно не собирались просто так оставить Тэтча – а теперь и Кидда – в покое. Такая уж у них натура. Прилипучая.
Нет, не то, чтобы и к этому нельзя было привыкнуть. Это тоже было своеобразной нормой. И потом, в "высшем обществе" народ тоже не особо отличался чистоплюйством, а о гигиене предпочитали отмалчиваться. Просто у "высшей касты" были их пудры, которыми можно было запудрить грязь, и духи, которыми можно было бы перебить запах. А у дам ещё и веера, которыми можно было бы отгонять надоедающих мошек, слетающихся на сей занимательный праздник жизни. Правда, эти последние, вероятно не были очень рады насыщенным шлейфам духов сих леди, но, с другой стороны… раз на раз не приходится. Едва ли это было приятнее, скажем так.
Кидд прокашлялся, поперхнувшись от такого неожиданного подхода. Он сам держался таким себе особняком всегда – таким очень нейтральным, близким к глубокому пофигизму особняком. Тэтч же тоже имел свою «невидимую глазу стену преткновения», правда, у него она состояла скорее из особой ауры грозности и такой типичной фолкльорно-пиратской харизмы.
- Dammit, Thatch! - Кидд кротко хохотнул - то ли Борода ему показался таким потешным, то ли ситуация, - и вытянул перед собой руку с бутылкой, якобы не желая, чтобы что-нибудь из этой бутылки вылилось, да и ещё, не дай бог, на одежду. - Avast! - Джеймс повел плечом, как бы намекая, что можно бы и снять свою опохмелелую бородатую тушу с его тощего плеча. Черт знает, дойдет ли до пирата, но были шансы на то, что дойдет.
Мэри не стала отвечать ничего о пьянстве и небритостях - в принципе, она почти всегда тут отмалчивалась или уводила подальше от темы. В конце концов, любой дурак видел, что Джеймс молодоват для густой бородищи, да и подумаешь, может,  порода такая. В кавалерии, с этим, конечно, было проще - там даже желательно бы не носить усов и прочего. А тут... Ну, мало ли. Может, как раз после службы короне остались у Джеймса полезные навыки, как умение бриться в любой ситуации тем, что есть под рукой. И вообще, разве пиратов не должно волновать только то, что не далее их собственного носа? Людьми-то все оставались, но вроде бы свалили в Пиратскую Республику как раз за тем, чтобы жить, как есть и не соваться в чужие дела, не толковать о новой колеснице мистера Блаблабла и прекрасном новом бриге Сье Ля Блаблабла.
Но, с другой стороны, были в жизни Мэри ситуации куда более on the edge, so to speak. Да и особо любопытствующие тоже встречались. Да только где они сейчас, эти любопытствующие. Кто их видел?
- Хейо, - все же поприветствовал Кидд товарища-пирата, сделав еще глоток из бутылки - дабы заглушить впечатляющую «утреннюю» встречу, ведь не каждое утро на тебя вешается Тич, которому это не пристало - и все ещё наблюдая за пристанью, где поднятые, очевидно, на уши, моряки и работники, кружились вокруг Хорниголда в темпе вальса. - Хороший сегодня день для выхода в море. - Размеренно проговорил Кидд, особо ни на что не намекая, так, для словца. - Плохо, что моя шхуна все ещё на прочной привязи ремонта. - Кидд оторвал взгляд от пристани, чтобы поставить бутылку вновь в песок. - А ты? - Джеймс полуулыбнулся, смеющимся взглядом одаривая Тича. - Ещё один солнечный денёк для рома и девиц, huh?
Рид бы не удивилась, если бы такие планы и вертелись в голове пирата. То есть, это даже планами нельзя назвать. Скорее «рутинными буднями». Ей, слишком дамочке с шилом в причинном месте, такое не особо любилось, но ведь не могла же она распоряжаться буднями  пиратского населения. Слишком уж неуместно. Да и они свободные люди, которые могли воротить только то, что им вздумается. Разве не поэтому всех их принесло сюда?

0

5

- Хватит с меня рома и девиц! - буркнул грубо Тэтч и, выхватив бутылку у Кидда, опрокинул в себя, отпустив наконец "мальчишку".
Утолив мгновенно образующуюся жажду, он рухнул рядом на теплый песочек, вытянув ноги, так что его бородища идеальным веером распределилась по плечам и по бокам от головы. Черная Борода делал вид, что испытывает от такого пластного состояния некое удовольствие расслабления, но на самом деле он тщетно пытался собрать мысли в кучку, чтобы вспомнить, чем же ему хотелось заняться сегодня накануне вечером. Дело было важным, настолько важным, что он о нем помнил. О самом факте его наличия. Но вот о том, что конкретно находилось в этой идейной емкости под названием "дело", подобно тому, как без поллитры нельзя было разобраться, чего же такого таинственного в той штуковине, которую Кэнуэй украл у асассина, и почему все так зачарованно пялятся внутрь этой прозрачной стекляшки.
Вдруг в его мозгу сверкнула вспышка, и Тэтч пробормотал:
- Я намерен выбраться в море, иначе, клянусь громом, меня свалит пьянка и скука. Кто бы мог подумать, что бесконечная свобода так уныла?..Ну, при наличии средств. - пират задумался и нахмурился. - И как эти дворяне не вешаются со скуки! Чем они целыми днями занимаются годы и десятилетия?..
Не дожидаясь ответов от Кидда, который вообще-то был крайне немногословным по жизни, Тэтч принял вертикальное положение и бросил взгляд на гавань, где покачивался его небольшой шлюп.
- Я задумал подобрать себе кораблик получше, побольше. Мы - лицо нашей Республики, а ходить на такой лоханке, словно аddled сarouser* - попросту небезопасно. На нас начнут охоту, нужно вооружиться. Да и вообще-то это приз от Хорниголда, и мне не хочется, чтобы этот старый петух всю жизнь воспринимал меня как своего помощника. И вот что я скажу тебе, mate**: я тут присмотрел один кораблик. Везет рабов на Ямайку, а сейчас зашел в Гавану. Маршрут странный. Но судно отличное, а рабы могли бы помочь нам в строительстве нашего...ээээ...общественного строя...

Тэтч повернулся к Кидду, ожидая от него какого-нибудь предложения. Тот хотя и был со странностями, но мог иногда помочь ценным советом. Так сказать - Джеймс, он парень неплохой, только ссытся и глухой.

* - обезумевший кутила
** - приятель

0

6

"Вот как, значит, хватит. Неужели, в самом деле? Ну-ка, ну-ка, Тич, что у тебя там."
Кидд, конечно же, не жалел об утраченной бутылке. А Мэри так вообще была довольна - теперь не придется делать вид, что пьешь. Да и пить эту гадость. Конечно, иногда рука сама тянулась, но тут главное остановиться. Вовремя. Рид была тем человеком, который конкретно в этом деле, останавливался даже заранее. А уж сыграть пьяного пирата перед пьяными пиратами - вообще никакой тебе проблемы. Весь мир - театр и так далее, и тому подобное. Ну, вы поняли.
"Not bad. Для начала, anyway."
Но за сим Борода притих. То есть, в общем-то, Кидд и не надеялся на то, чтобы ему взяли и все сразу вывалили. Особенно, если дело не касается, например, самого Нассау. Могут же быть и у Тича свои тайны и свои дела - не один же Кидд тут со скелетами в шкафу, это даже в мыслях было слишком неправдоподобно. По правде говоря, ей было немного совестно от того, что приходиться врать этим людям, все же они если и не дотягивали до "звания" семья, то и совершенно чужими не были. Но иначе нельзя. Джеймсу Кидду гораздо проще быть бравым пиратом, чем Мэри Рид. Несмотря на то, что это один и тот же человек. Театр, опять же. Оставалось лишь вести этот спектакль до победного – или не очень – конца.
Он мог поклясться, что почти физически ощутил ту вспышку, что пронзила чернобородого пирата, развалившегося возле камня, который служил Кидду стулом. Это заставило Джеймса усмехнуться. А слова Тича о властьимущих тунеядцах - представить как Тич носится по крышам домов и убивает тамплиеров. Это были картинки той ещё забавности. Какое-то у Мэри сегодня странное настроение.
- Они говорят, танцуют, поддерживают свои статусы, - размеренно проговорил Кидд, - цепляясь за шаткие ступени законов, которым они позволили властвовать над собой. Играть роль - не всегда легкое дело... Особенно, если ты не понимаешь, зачем это делаешь. - Тут пришлось закончить - хотя сказать-то уже было больше нечего, - потому как Борода все же соизволил рассказать о своих взглядах на день грядущий да и на положение вещей в Пиратской Республике в общем. Поэтому Джеймсу как всегда досталась сложнейшая из ролей... Роль слушателя. Не привыкать, в общем-то.
Фраза про "лицо республики" была интересна. Особенно после того удивления тем, чем там занимается знать. Да тем и занимается, что ищет себе побольше да покрасивше. Хотя с последующими мыслями Кидд не мог не согласиться - если охота начнется (а для этого были все поводы), то будет гораздо лучше для всей гордо именующейся таковой Республики вооружиться - если не до зубов, то хотя бы приблизиться к эдакому идеалу.
Он призадумался, по привычке скрещивая руки на груди. Глазки, как обычно, забегали.
- "Кораблик", значит? - Судя по тому, что это судно могло действительно очень сыграть на руку пиратам слово "кораблик" было таким себе преуменьшением. Но если Борода об этом заговорил, то он, пожалуй, был уверен - взять его можно. А если уж Брода в чем-то уверен, то...
- Так что? - Кидд поднял свою тощую задницу с насиженного места. - Будем ждать, пока он изменит свой курс и заплывет, ко всему прочему, и в Нассау или же подойдем, поздороваемся, познакомимся и приютим... этот твой…"кораблик"? - Джеймса явно тянуло на авантюры. Шхуна все ещё не была подлатана как следует, но, может, это и не нужно? В смысле, если Тич там углядел что-то массивное, то в бою от неё так или иначе будет мало толку. Но такие мелкие кораблики очень годились для отвлечения внимания. Пускай даже на непродолжительное время. Такое иной раз могло очень сыграть на руку. Особенно если хочешь сделать в захватываемом судне поменьше дыр.

0

7

- Не надо острить парень! - рыкнул тотчас Тэтч. - Или может у тебя в кармане галеон припрятан, а?
Эдвард сильно пихнул Кидда ладонью в бедро, где должен был находиться гипотетический карман, так что чуть не столкнул с камня. Кустистые брови пирата сошлись на переносице и он явно не был настроен на искрометные юморески.
- У меня только шлюп. Восемь мелкокалиберных орудий. А взять предстоит работорговца. Думай головой! Вроде умный, а такую чушь городишь! - пояснив свою позицию, Тэтч схватил Кидда под руку и стащив с камня, буквально швырнул на песок, на котором тотчас, зловеще обнажив свой тесак, принялся концом лезвия чертить свои размышлизмы. Вообще от Тэтча было неожиданно такое видеть - в пиратских кругах он прославился как сорвиголова, но, очевидно, в этот раз мера рациональности превысила градус накала боевого духа.
- Судно, которое нам предстоит взять - "Ла конкорд". Французское. Одна тысяча семьсот десятый год постройки - совсем молодое. Длиной сорок ярдов. Водоизмещение - три сотни тонн. Шестнадцать орудий. Совершает рейды через Атлантику. Это его третий поход - первый был три года назад, тогда-то я его впервые и присмотрел. Мои люди из Сан-Хуана сказали, что сперва судно должно было зайти в Кингстон, а уже потом - в Гавану, после чего направиться мимо Нассау в Европу. Но они почему-то изменили маршрут...И это тревожит меня, парень. А теперь раскрой иллюминаторы на мой корабль! На то дерьмо, которое дал мне Хорниголд, и еще и просит часть добычи себе, за то что я хожу на якобы его корабле. За который погибло четверо моих лучших ребят! Пошли на корм рыбам. Помяни мое слово, Кидд - у этого прохвоста обличье пирата, но душа дельца, своего не упустит, так то.
Тэтч обошел начерченные им каракули, по-сути не символизирующие ничего (по крайней мере посторонний человек, увидев их, вряд ли бы вынес для себя хоть что-то, поскольку "схема" представляла собой какие-то отдельные кривые штрихи, и, судя по всему, пират рисовал ее просто чтобы собраться с мыслями), явно довольный тем, что он изобразил и полагающий, что осадил слишком разгоряченного Кидда.
- Судно якобы везет почти пять сотен невольников, но не исключено, что часть груза они уже распродали в Гаване этим трюмным крысам. Значит они при очень солидных деньгах, так что мы в выигрыше в любом случае. Но я кишками чую, что груз предназначается для этой престарелой гниды - Лоуренса Принса, который тоже только что вернулся из Бенина с полутысячью чернокожих. Damn his eyes! Ему скоро девяносто, а он все скачет через Атлантику! Зачем человеку в таком возрасте деньги, его же даже на баб уже тянуть не может!
Тэтч усмехнулся:
- Но удачлив, черт! Много ли славных buckos дожили хотя бы даже до моих лет?- затем Эдвард повернулся к собеседнику и промолвил:
- Что думаешь? Справимся?

0

8

- Easy, Thatch! - чрезвычайно спокойно протянул Кидд, на тычки и таскания его по песку. То есть, сталкивание с камня на песок. Парень тут же поднялся с колен, на которые бесноватый бородач его невзначай поставил и лишь глядел сверху на достаточно беспорядочные черточки, что появлялись на песке. Не то чтобы Джеймс был совсем уж флегматичен, но, скажем, нужно нечто посерьёзнее, чем это, чтобы выбить его из колеи. Да и на что это было бы похоже, если бы он удумал отвечать Тичу той же монетой?
Вообще, Джеймсу думалось, что Тэтч нынче какой-то слишком уж... взбалмошный. Не то, чтобы пират славился каким-то там спокойствием, даже наоборот. Может, девка попалась несвежая? В смысле… Ну, или ром?.. Но нагонять страху на других - в смысле тех, что не являлись пиратами, - было нормой. Чего ради и куда сейчас несло морского волчару было не очень-то и понятно.  Да и изъяснялся он из-за своего развесело-рычащего состояния как-то не очень понятно. Шлюп, восемь пушек на борту - это понятно, да и это Кидд и так знал. Но. Против "работорговца". Нет, само собой, что работорговцы на шхунах не плавали, ведь много на них не унесешь, а мало везти являлось невыгодным - но ведь это мог бы быть как бриг, так и судно ближе к торговому - везли все же товар, - которые не особо отличались хорошим вооружением. И уж тем более умением его использовать. При таком раскладе, будь у этого работорговца хоть три батареи по восемь пушек на борт - без умения и особой готовности даже против восьми пушек у того не было бы особых шансов. Разве что свалить. Но тут палки в колеса вносил сам груз - нагруженное судно быстро не уйдет.  Но все же более подробный рассказ о "работорговце" последовал.
И Кидд внимательно слушал, глядя все на те же росчерки по песку, но не придавая им особого значения.
- Я сомнева... - Кивнув, начал было он говорить, когда Тэтч прекратил бороздить тесаком песок, но тот, оказывается, ещё не все сказал. Посему Джеймс заткнулся и слушал дальше.
"Принс? Должно ли меня удивлять, что этот тут замешан?"
Этот человек был достаточно известен в Карибском бассейне. Кого-то возмущали его действия, но в основном всех всё устраивало. Во всяком случае, об особых возмущениях слышно не было. У него имелось и имя, и деньги, и занятие... Рид понятия не имела, почему он ещё живет и как вообще умудрился прожить, сколько прожил, но что-то ей подсказывало, что скоро эта его жизнь - какой бы она не казалась тому или иному слою населения, - оборвется. Очень даже скоро. Назовем это интуицией. Но у неё пока были связаны руки.
- Я слышал это имя. - Проговорил парень, когда Борода все же закончил. Он помолчал. - Может, он любит свое дело. - Это относилось к вопросу, зачем такой старый работорговец все ещё занимается тем, чем занимается.
- Нет, если будем сидеть тут и сомневаться в себе. - Проронил Джеймс, вскинув бровь. - У нас есть два шлюпа против... фрегата, так? Рисково, бесспорно. Но. Могло бы быть и хуже. - Конечно, звучало не очень ободряюще, но тем не менее. - И это судно с рабами. Есть ли там рабы или уже монеты, заплаченные за них  - но шестнадцать орудий по борту не будет. Это работорговец. Они освобождают батарейную палубу для того, чтобы вместилось побольше живого товара. У них иной раз и команда урезана до, как говорится, дополнительной дырки в ремне. Правда, последнее, если это все же Принс, сомнительно. А значит, "Ла Конкорд" загружен по самые борта и туг на подъем. - Джеймс вновь умостился на камне. - Итого у нас два относительно шустрых "кораблика" против ленивого нагруженного работорговца? Звучит, как по мне, не так уж мрачно. - Он посмотрел прямо в лицо Тэтчу. - Но с таким настроем, - вздох, - может, и впрямь лучше ром да девицы на сегодня? - Существовала вероятность того, что Джеймс сейчас больно схлопочет по своей ухмыляющейся морде лица, но... слово не воробей и все такое.

Отредактировано Mary Read (2013-12-23 16:26:02)

0

9

На рассуждения Кидда относительно тактической расстановки сил Тэтч одобрительно кивнул. Из паренька вышел бы неплохой капитан, если бы он не протирал штаны в гавани или не предпочитал пристраиваться к кому-то хвост, вместо того, чтобы взять на себя инициативу и раздобыть и судно получше и денежек побольше. Хотя сам-то Эдвард чем лучше? До сих пор на шлюпе. Нет, шлюп, конечно, имел в этих водах громадное преимущество - надо убежать от конвоя или просто затаиться, так можно легко спрятаться в устье реки, бухточку или вовсе даже пещеру, если она достаточно объемная. Скорость, которую уже отметил Кидд, тоже немаловажная вещь.
Но Тэтчу хотелось большего. Легенда не может появляться перед противником на маленьком суденышке, легенда должна вселять в сердца ужас. А такой корабль не купить на базаре и не найти просто так в открытом море - они были на пересчет. И "Конкорд" Тэтч уже давно присмотрел.
Фразу Кидда о роме и девицах он проигнорировал, хотя и бросил на парня уничижающий взгляд.
- В прошлые два прихода он охранялся достаточно хорошо...Хотя двух шлюпов и сорока парней должно хватить, чтобы заставить этих "моряков" ссать в штаны до самой старости. У меня есть двадцать пять человек. С тебя - пятнадцать. Добычу поделим по братски - корабль мне, а золото - пополам. Если будут рабы - ну что ж. Тут уж делить нечего.

На раскаленный камень выбежала маленькая ящерица и Тэтч быстрым движением руки накрыл ее. Затем он сжал свои пальцы так, чтобы заключить рептилию между них, как в клетке, но недостаточно плотно, чтобы раздавить и поднес к лицу, всматриваясь в маленькое животное.
- Брать их будем в наветренном проливе, чтобы сразу рвать когти на север - скорее всего если корабль не прибудет вовремя, пошлют патрульное судно...Знаешь, Кидд, жизнь - это немного большее, чем смерть и убийства. Поэтому я предпочитаю получше подготовиться, а тупорылая матросня называет это нерешительностью. В их башке так же много мозгов, как у этой маленькой зверюги. Поэтому они лишь матросы и их жизни оборвутся самым нелепым и скучным образом: шальная пуля, ядро или сабля в спину во время абордажа...
Словно в продолжение своих слов Тэтч осторожно опустил ящерку на камень, где взял и та тотчас же скрылась в трещине, виляя длинным и тонким хвостом.
- Я продумаю план. Выходим ночью, буду ждать тебя у Большого Инагуа. И не опаздывай, не хочу потом гнаться за ними до самой Ямайки.

0

10

- Ну, коль в прошлые два прихода ничего не случалось и в конвое те же лица, то в этот раз они будут не шибко бдительны. - Кинул Кидд. Уверенности в этом не было - с другой стороны, а в чем в этом диком мире была уверенность? - но если брать во внимание природу человека... Мало ли, они вообще там могут обрадоваться хорошей сделке и напиться. К фрегату фрегат на охрану не поставят - слишком уж работорговца жаба задавит от мысли, что можно было нагрузить целых два корабля рабами и получить вдвое больше монет. А суда того же калибра, что и те, что принадлежали им - вполне щелкаемые орешки. Во всяком случае, они могли отхватить такое. Ну, цели целями, а хоть какая-то добыча - тем более оторванная от работорговца - это годно, это хорошо, не все поползновения напрасны и все такое.
- Пятнадцать? Считай, что они уже есть. - Кивнул Кидд. По правде, у него было слегка побольше народу, и можно было, если бы нужно, взять ещё, но раз Тич говорит пятнадцать - столько уже есть. Остальные будут, как бы так помягче выразится, бонусом.
А вот рабы были такой себе палкой о двух концах. То есть, естественно, Мэри, которая почти свято и немного наивно верила в идеалы свободы, равенства, братства, и подумать не могла о том, чтобы наткнуться на людей в подобном положении и не освободить их. Но с другой стороны - даже данная таким образом свобода слишком ограничена. Что знают они, помимо того, что требует от них "масса"? Их не примут нигде, кроме мест, подобных Нассау. И кто может рассказать, что для них лучше? Кто вообще может уверенно определить, что лучше для другого человека? Свобода - благородный идеал, но ведь когда идеал встречается с реальностью, побеждает последняя. Не будь мир так велик, освобожденные могли бы вернуться домой. Но он, зараза, велик и даже подобная попытка кажется неосуществимым вздором.
"Не важно как много ты приложишь усилий - всех не спасти".
Кажется, она слышала это от кого-то на Тулуме. Обрывок разговора. В ответ прозвучало: "Да и не все достойны быть спасенными".
Джеймс фыркнул, разгоняя дымку задумчивости, что начала застилать его голову, отвлекая от насущных вещей. Он принялся искоса наблюдать за мелким ящером, который ныне был у Тича в руках. Было интересно, зачем тому понадобилась сия животинка. Мэри невольно поморщилась - ей почему-то представилось как Тэтч откусывает ящерице голову.
- Не думаю, что человечество просуществовало так долго, когда бы существование зиждилось лишь на убийствах и смерти. - Как-то отстраненно вставил Кидд, очень внимательно наблюдая за бородатым товарищем и ящерицей. Когда же пресмыкающееся скрылось в трещине между камнями, Джеймс медленно перетянул свой взгляд вновь на пирата. - Не всем выпадает удача проявить себя. Не все умеют заметить шанс, когда он встает у них перед глазами. Не всяк решится проявить себя. - Кидд потоптался на месте, опять глядя на пристань, где тараканились людишки всякого калибра. Можно было бы ещё добавить пространное размышление о том, что власть с детства воспитывает в "простых людях" умение плясать лишь под чью-то дудку - удивительно ли будет, что не может каждый быть выдающимся? И потом, судно, например, требует экипажа, где у каждого своя роль. Что будет, если все будут капитанами? Могло бы такое существовать? И как долго?
Это жизнь. Дикая и прекрасная.
- Буду там. - Кидд потянул полуулыбку, кивая. Конечно, форс-мажор мог случиться - да что там, любого из них мог давным-давно утащить на дно морской дьявол. - Не в моих силах такое пропускать. - Джеймс шлепнул Тэтча по плечу и размеренно зашагал по песочку в сторону пристани, все поглядывая на переливающуюся в солнечных лучах синюю водицу, - видимо ушел разузнать о состоянии своего корабля. А может, заодно и о том, чего это там Хорниголд хорохорится.

0

11

Путь до Большого Инагуа занимал при хорошем ветре пару суток, Тэтч знал это точно. А когда знаешь архипелаг как свои пять пальцев, знаешь каждую отмель, даже где какие порывы ветра бывают, то добираешься до места куда быстрее. Поэтому Тэтч и добрался до Инагуа несколько раньше Кидда, и вынужден был теперь стоять на якоре. Осторожность продиктовала бывалому пирату необходимость бросить якорь в тени высоких скал острова так, чтобы быть незаметным со стороны торговых и военных маршрутов. Тэтч подошел к острову на закате, поэтому было достаточное количество времени, чтобы дождаться Кидда в совершеннейшей безопасности.
Черная Борода вышел на палубу и оглядел море: корабль он поставил так, чтобы на Наветренный пролив, открывающийся в десятках миль впереди, открывался панорамный вид. Слева чуть ближе была Эспаньола, а вдалеке синели в тумане горы Кубы. Все проходящие в пролив суда были как на ладони. Жаль, разглядеть подробно каждое из них не представлялось возможным из-за дальности. Но те, что были крупнее, были более заметны на линии горизонта, и "Конкорд" был одним из таких судов. Он должен был пойти в пролив завтра, поэтому времени у Кидда было достаточно мало, однако, если бы он не прибыл, Тэтч бы понял - своя рубашка ближе к телу и далеко не каждый пират согласиться атаковать крупное судно, рискуя всем - и жизнью и командой.
Заметив как галдят матросы, играя в кости при свете фонаря, висевшего на бизань-мачте, у капитана возникло острое желание подойти и сбить их чертовы стаканы, в которых они трясли кости с такой яростью, словно крестьянка, взбивавшая масло, прямиком в море, потому что шум от их голосов отражался от отвесной скалы, в тени которой Тэтч пристроил свое суденышко, и, судя по всему, разносились до самого мэйна. Но нападать на отдыхающую команду было не самым благим делом - на пиратском судне царило нечто вроде первобытного коммунизма - капитан был лишь первым среди равных и мог требовать от команды подчинения только в ходе боя. В остальных ситуациях матросы были равны и слова капитана расценивались скорее как строгие рекомендации, чем как жесткие указания. Конечно, если он обладал определенным авторитетом, как Тэтч, например, то его рекомендации неукоснительно выполнялись, но и такого капитана могли в любой момент переизбрать, и согнанный со своего места, он вынужден был бы безропотно подчиниться и служить тому, кто еще вчера драил палубу. И Тэтч был великим почитателем этих традиций, поскольку полагал, что матросам виднее, кто должен ими командовать - покуда они вверили свою судьбу самим себе. А налетит новый кэп на рифы у первого же острова или нет - последствия их свободы выбора.
- Потише там, на палубе. - достаточно громко он рыкнул на команду, не превышая привычного для пиратов диапазона рыка. - А то Кидд точно найдет нас, даже если бы не было луны - по вашим пьяным воплям и запаху.

0

12

Кидд терпеливо дожидался более полной починки своей шхуны. Не то чтобы спешить было некуда - вроде бы как было, но сниматься с якоря на хромающем на парусное вооружение судне для того дела, на которое несло их с Тичем было бы как-то ну слишком опрометчиво. То есть, сама идея нападения на работорговца была слегка дерзкой, а если ещё и пренебречь целостностью одного из суден, требующихся для атаки - ну, рисковать, конечно, святое, но впадать в фанатичные крайности как-то не желалось. Если бы Мэри Рид так бездумно поступала, то всяко не дожила бы до своих лет.
- Баб не наблюдается. - Сообщил один из "честных" тружеников, проносясь мимо Джеймса за заслуженной бутылкой пойла, называемым "полдником". Кидд кивнул ему, как бы принимая информацию во внимание. Мэри хотелось посмеяться от получившегося каламбура - ведь речь шла о грозовых облаках, но таких каламбуров за свою жизнь в шкуре Кидда она наслушалась до неприличного много, да и не вязалось с образом в целом.
Нассау и не переставал буйствовать в своей жизнедеятельности - Джеймса, который занимался своим обычным сидением в углу таверны, попытались даже мелко ограбить. Ну, это уж не говоря о двух драках, свидетелями которых он стал и баковом аукционе, устроенном тут же. Сомнительно было, что "аукционщики" собираются вернуть деньжата семье погибшего пирата (а была ли у него она?), но то, что они вечером собрались покутить, было предельно ясно.

Так или иначе, а шхуна-таки снялась с якоря и отошла от солнечного Нассау по направлению к не менее солнечному Большому Инагуа. Она была почти как новенькая, но только, конечно, не была. Не те её годы. И сложно было не заметить, что команда все чаще для "синхронизации темпа работы" напевала именно "Leave her, Johnny, leave her". Но Мэри, кажется, собиралась уйти с этой шхуной на дно, если так уж сложится. Или же она просто не рассчитывала её пережить.

Почти два дня перехода прошли без особых инцидентов - кроме как пара "новеньких" матросов, которые напились вдрызг, что привело к уходу за борт одного из них. Второй рвался было спасать товарища, но его вовремя угомонили. Ну, как угомонили...

Каково был бы удивление Кидда, если бы Тэтча не был бы у Большого Инагуа. В смысле, вышел-то тот всяко раньше и вообще настроен был достаточно решительно. Шхуна, впрочем, достаточно быстро пробежала расстояние от Нью-Провиденс до Инагуа - что называется "хотел бы, а так ловко не вышло". Вот только на подходе к бухте коварный ветер решил понервировать - ну, если быть совсем точными, - попробовать понервировать команду шхуны и "загулял" в парусах так, что любой кутила Нассау бы обзавидовался. Так что пришлось к острову подходить "бочком" и очень осторожничая.
Как бы не хотелось Кидду, а подобрались они к острову почти что с солнцем - рассвести ещё не рассвело, конечно, но темнота была уже не такой густой, как оно обычно ночью, она уже "седела" и потихоньку шла в отступление. Впрочем, это сыграло на руку - в каком-то смысле. Ибо в кромешной тьме они с легкостью бы проскочили мимо затаившегося Тэча. Ну это так, для красного словца - на деле, учитывая курс, которым пришлось "красться" к острову и веселых матросов Бороды, "проскочить" бы удалось только если бы очень хотелось.
Становиться борт к борту не казалось Кидду рациональным, но ему нужно было узнать, что же там камрад запланировал за прошедших двое суток. А там можно и отскочить. Главное, чтобы не припоздниться с телодвижениями. Суднодвижениями, excuzes moi.
В общем, когда судна были достаточно близко, чтобы можно было перекинуться несколькими фразами, Джеймс уже стоял - естественно, скрестив на груди руки, - и отыскивал глазами Тэча. Что было не сложно.
- Ахой, - не так уж громко промолвил Джеймс, но эхо, в чертогах которого примостился Борода, подхватило и усилило сказанное, вероятно донеся это и до пирата, - порядок? - контрольный вопрос. - Каков план? - а вот это уже более насущный.

+1


Вы здесь » Assassin's Creed: Abstergo Inc. » Игра » Nid aur yw popeth melyn [Kidd, Thatch]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC